Проза, рассказы

 

 

 


 

 

 

Сто рублей

 

 

           История эта произошла в те не ушедшие еще в Лету дни, когда наша страна вела жестокую кровопролитную (тогда ещё первую) войну в Чечне, мафиозные группировки и алчные политики яростно сражались друг с другом за власть в стране, а государство проводило очередную денежную реформу или попросту замену старых денег на новые. В Америке и в Европе люди живут скучно.  Все реформы у них проходят постепенно, поэтому медленно и с особой осторожностью. Люди у них могут даже и не знать, что в стране меняют деньги. Старые деньги постепенно изымаются банковскими структурами из оборота, в то время как те же самые банки пускают в оборот новые купюры. Таким образом, замена старых денег на новые может происходить до нескольких лет. Скажите, разве может неутомимая Русская душа ждать несколько лет? Нет! Ей нужно всё и сразу! Одним махом, одним днём! Примерно так же происходило и в тот раз, когда срок обмена старых денежных купюр на новые истекал в пятницу, после чего старые деньги просто обесценивались.

 

            Был четверг, обычный рабочий день, но Борис Николаевич Плутин (энергичный, весёлый, склонный к выпивке человек, тридцати лет от роду) решил сбежать с работы пораньше, благо начальству сегодня было не до него, повсюду царила тревожная нервозная обстановка, ну, реформа денежная, то, се. Однако Бориса Николаевича это мало волновало, так как менять ему было нечего. На те деньги, что у него оставались, он решил запастись продуктами на несколько дней вперёд, а остальное просто пропить, дабы не стоять очереди в обменном пункте. Сказано, сделано, и вот уже сумка с продуктами и выпивкой была у него в руках. Борис Николаевич, весело насвистывая простенькую мелодию из какой-то популярной песни, быстрым шагом бодро направлялся к себе домой, проходя мимо стен, обклеенных плакатами с изображением очередных кандидатов в государственную думу, мимо аллей с перевёрнутыми урнами и изрисованными, изуродованными скамейками, мимо телефонных автоматов, начисто лишённых телефонных трубок. Но Борис Николаевич давно уже привык ко всей этой несуразности нашей жизни, а потому попросту не обращал на это внимания. Придя домой, Борис Николаевич рассовал все только что купленные продукты по полкам холодильника, вскипятил чайник и залил кипятком китайскую лапшу быстрого приготовления. Накрыв тарелку с лапшой крышкой, давая той немного подразбухнуть, Борис Николаевич включил телевизор.   Пощелкав пультом и не найдя ничего лучшего, оставил телевизор на втором канале, где как раз транслировали очередную серию “Санта Барбары”, но на первой же рекламной паузе терпению Бориса Николаевича пришёл конец, он смачно выругался и выключил телевизор. Отведав лапши, Борис Николаевич решил отметить мудрую денежную реформу и распечатал первую бутылку водки. «Надеюсь не подделка?» – Подумал он про себя, отлично помня, как по телевизору не раз уже предупреждали о гигантском количестве поддельной водки, поступающей сегодня в продажу. Но эта водка не вызвала у Бориса Николаевича никаких подозрений, и он без всякого опасения за собственное здоровье залпом опрокинул первый стакан, закусив его бутербродом с селёдкой. Спустя некоторое время второй стакан отправился вслед за первым, а за ними - и третий. На кухне было несколько душновато, и Борис Николаевич, скинув с себя рубашку, небрежно бросил её на табуретку, стоявшую напротив. Вдруг из кармана рубашки выпала сторублёвая купюра.

– Вот чёрт! – подумал Борис Николаевич.

– Ну да ладно, пусть останется на память – произнёс он вслух поднимая сторублёвую купюру с пола и опуская её на край стола. С этими словами он взял очередную бутылку водки и начал копаться с крышкой, которая никак не хотела открываться. Алкоголь затуманил глаза, пальцы не слушались, но Борис Николаевич никак не хотел отступаться от непослушной крышки. Наконец, ему всё-таки удалось сковырнуть её ножом. Но тут вдруг случилось необъяснимое, во что и сам Борис Николаевич поначалу поверил с трудом. Внезапно из горлышка бутылки с громким шипением пошла пена, забрызгивая всё вокруг, а под потолком возник фантом, полупрозрачный бестелесный сморщенный старик с необычайно длинной пышной седой бородой.

– О, повелитель! – произнёс он мерзким тоненьким дрожащим голосом, – Ты освободил меня из тысячелетнего заточения и в благодарность за это я исполню три любых твоих желания, загадывай, мой господин! Старик почтительно поклонился и застыл в позе верного покорного раба.

– Всё, белая горячка! – обречёно произнёс Борис Николаевич, обхватив руками голову. 

– Простите, господин, что перебиваю, но я не белая горячка, я джин, – вежливо произнёс старик.

– Не может быть! – завопил Борис Николаевич,  – откуда мог взяться джин в бутылке с водкой? Да и откуда здесь вообще может взяться джин, мы же не на востоке?

– Простите господин, я не могу ответить на ваш вопрос, но, поверьте мне, я реален! Загадайте желание, и оно сбудется, только поскорее, пожалуйста, я так давно не был на свободе! – пропищал своим тоненьким старческим голоском джин.

– Что, желание? – растерянно пробормотал себе под нос Борис Николаевич, – Загадать желание? Так, что бы мне загадать? Чёрт, ничего в голову не идёт…. Тут его взгляд упал на купюру достоинством в сто рублей, мирно лежащую на краю стола.

– Хочу, чтобы таких бумажек здесь лежало много! – внезапно, неожиданно для себя выпалил он.

– Хорошо, сколько именно вы хотите? – учтиво поинтересовался старик.

– Сто, нет, тысячу! – с трудом соображая, задыхаясь от волнения, произнёс Борис Николаевич.

– Будет исполнено, – мерзко пропищал старик. В тот же самый момент стол заполонили новенькие хрустящие сторублёвые купюры. Борис Николаевич взял со стола горсть купюр, непонимающе посмотрел на них, после чего его осенило: это же джин, настоящий джин! И, как бы в подтверждение этому, старик пропищал своим тоненьким мерзким голоском – У вас есть ещё два желания, загадывайте хозяин!

– Ещё два желания, а всего три? Чёрт, использовать желание на такую ерунду! – подумал про себя Борис Николаевич,

– Чёрт, а что бы пожелать-то? Что бы такое заказать, чтобы мне этого потом на всю жизнь хватило? Машину! Шестисотый Мерседес! Нет, лучше Лимузин или Порш! Хотя нет, времена сейчас неспокойные, могут угнать… Ладно, тогда дачу с бассейном, в пять этажей! Нет, соседи будут завидовать, могут и подпалить ночью тайком… Чёрт, что же тогда заказать-то? Деньги! Много денег! На них всё, что угодно можно будет купить! Лучше заказывать доллары, они постоянно дорожают.… Тут Борис Николаевич поднялся и громогласно произнёс:

– Итак джин, слушай моё второе желание. Я хочу, чтобы на моём банковском счету лежало сто тысяч американских долларов!

– Извините – вежливо проговорил джин – Но я просидел в этой бутылке тысячу лет, и я не знаю, что такое банковский счёт, равно как не знаю, что такое американский доллар…

– Чёрт! – выругался Борис Николаевич – Что ж ты тогда вообще знаешь-то?

– О, мой господин, за тысячу лет всё так изменилось в этом мире! всё так не похоже на тот мир, в котором я некогда жил… – начал было оправдываться джин.

– Ладно, хватит! Не нужны мне твои оправдания! – грубо перебил его Борис Николаевич. Тут его взгляд вновь упал на стол, на котором лежал ворох сторублёвых купюр.

– Ладно – произнёс Борис Николаевич – Тогда сделай так, Что б этих бумажек стало в тысячу раз больше, нет, в сто тысяч раз!

– Будет исполнено! – тихо пропищал джин. В тот же самый момент ворох сторублёвых купюр упал к ногам Бориса Николаевича, устлав собою весь пол кухни.

– Чёрт побери, я богат! – неистово завопил Борис Николаевич, зачерпывая горстями сторублёвые купюры и подбрасывая их вверх. – Я всё могу купить, всё!

– И так, джин, слушай моё третье желание – зычным голосом, задыхаясь от восторга, произнёс он – Хочу, что бы этих купюр стало в миллион раз больше, нет, в миллиард!

– Слушаюсь и повинуюсь – облегчённо выдохнул джин, щёлкнув пальцами и быстро выпорхнув в открытую форточку.

– Я свобооодееееен! – послышался его удаляющийся радостный голосок, но Борису Николаевичу было уже не до него, он просто купался в сторублёвых купюрах, до потолка заполонивших его двухкомнатную квартиру. Борис Николаевич подбрасывал деньги вверх и радостно, почти по детски, кричал – Я богат! Я сказочно богат! Я чертовски богат… Восторг охватывал его всё больше и больше, но наконец он устал, грузно повалился в сторублёвые купюры и вскоре заснул с блаженной улыбкой на устах. Ему снились машины, дачи, роскошные особняки и прочие прелести богатой безмятежной жизни, о которой раньше он мог только мечтать. Борис Николаевич уже не помнил о проводящейся в стране денежной реформе, и, что на утро всё это его многомиллионное богатство обесценится и превратится в купюры старого образца, которые никому уже будут не нужны, даже ему самому. Впрочем, позже Борис Николаевич всё-таки нашёл им применение, в качестве обоев.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

           

 

  https://titan-gel-vietnam.pro/ titan gel vietnam